Небезызвестная, но всё еще актуальная проблема заключается в том, что в игровой индустрии они зачастую представлены как всего лишь вещи, пусть и огромные - раздувшиеся от достающегося им внимания. От крупных, но всё-таки правдоподобных форм до полной фантастики, груди демонстрируются с вожделением, охваченные тоненькими ремешками и вываливающиеся из корсетов, когда их было бы разумнее прикрыть - вспомните, как Айви из SoulCalibur вступает бой, спрятав под доспехами вовсе не те части тела, что следует.

Мускулистые модели мужского пола задают мужчинам столь же недостижимые стандарты красоты - в реальном мире Кратосов не больше, чем Байонетт. Но, в отличие от мускулатуры, огромные груди не всегда означают здоровье и хорошую физическую подготовку. Будь они настоящими, героини всех файтингов от Darkstalkers до Dead Or Alive страдали бы от дикой боли в спине. В качестве женской ролевой модели постоянно вспоминают Самус Аран из Metroid, но сомнительное решение надеть под доспехи игривое бикини привело бы к тому, что она всё бы себе натерла. Лулу из Final Fantasy X не успела бы сотворить и простейшее огненное заклинание, потому что всё время подтягивала бы декольте. Королева Одетта из Odin Sphere просто переломилась бы пополам.

ninja gaiden sigma 2

Нет ничего дурного в том, чтобы в мечтах идеализировать себя. Но когда на персонажей обоих полов проецируются только мужские фантазии, женщины, ищущие сильных героинь, с которыми они могли бы отождествляться, оказываются за бортом. Может, преувеличенные бюсты - это элемент общей предвзятости к человеческому телу, а не проблема сугубо видеоигр, но они укрепляют стереотип о том, что игры - занятие для мужской аудитории (что бы ни говорили статистические данные). Когда вспоминаешь о том, как мало в индустрии работает женщин, понимаешь, что этот стереотип слишком уж похож на факт.

Если бы в этом клубе для мальчиков было больше женщин, мы бы, возможно, стали встречать не только пышные формы, но загвоздка бы никуда не делась: призывы делать пропорции реалистичными зачастую противоречат потребительскому спросу. Есть мнение, что Dead Or Alive - изначально файтинг - сериал, который превратился в игру про пляжный волейбол, знаменитую физикой грудей, популярен именно благодаря молочным железам. Вспомните, к примеру, что когда разработчик Team Ninja попытался уменьшить в демо - версии Dead Or Alive 5 уменьшить бюсты, их тут же пришлось увеличить обратно, потому что давние поклонники сериала страшно возмутились.

Dead Or Alive 5

Игровая индустрия еще не вышла из подросткового возраста. Она неловко бредет к более взрослым темам, путаясь в собственных ногах, но пока еще не дошла - и потому так одержима грудями. То же было и с комиксами. Все люди старше тридцати, выросшие на комиксах от Marvel, легко могут вспомнить момент в конце 80 - х, когда бюсты вдруг стали очень большими, а костюмы - очень маленькими, как будто у всех комиксов разом начался переходный возраст. К началу 90 - х женщины - герои были нездорово худыми существами с огромными формами и изогнутыми спинами.

Видеоигры возникли куда позже, но развиваются куда быстрее, и им захотелось поскорее перейти к делу - даже когда технология еще не была готова. Уже в 1982 игроки продирались через жуткую Custer's Revenge под Atari 2600 ради «награды» в виде кучки розовых пикселей, смутно напоминающих женские формы. В 1992 слухов о присутствии в игре обнаженной груди хватило для того, чтобы FMV - слэшер Night Trap получил широкую известность, а ведь они даже не оправдались. В Killer Instinct (1994) один взгляд на уродливые наросты Черной Орхидеи заставлял противника замереть от ужаса.

Грань между объективацией и насилием до сих пор тонка. Справедливости ради, многие были глубоко возмущены, когда узнали, что к коллекционному изданию Dead Island Riptide должна прилагаться статуэтка в виде изуродованного тела в раскрашенном под британский флаг бикини. У тела оторваны конечности и голова, и оно всё покрыто ужасными ранами - кроме пары больших округлых грудей.

Обнаженные груди встречаются всюду - от конкубин из God Of War и стриптизерш из Duke Nukem до полуголых NPC из Elder Scrolls и наполненных паром душевых кабинок из Heavy Rain. Они напоминают важную отроку в перечне достоинств игры, которую вечно забывают отпечатать на обложке. Сегодня груди перестали быть уделом нишевых продуктов вроде сериала Leisure Suit Larry. Раз в полгода «Плейбой» публикует материал в рубрике «Девочки из игр», где героини вроде Рэйн из BloodRayne представлены с обнаженной грудью. Но даже если одежде удается остаться на месте, бюст всё равно оказывается в центре внимания. Когда вы просто по приколу колышете ее груди при помощи геймпада, Розмари из Metal Gear Solid 4 продолжает говорить серьезным тоном. Эта пасхалка опасно приближается к унизительному симулятору лапанья. Лишь изредка бюст предстает как нечто сильное или связанное с материнством - как у принцессы Гвиневеры (Dark Souls), чьи избыточные формы больше напоминают древний символ плодородия, чем сексуальный объект.

Лара Крофт

И всё же есть и признаки прогресса. Самая известная грудь в игровой индустрии принадлежит Ларе Крофт, и возникла она из-за съехавшего курсора. Главный дизайнер Тоби Гард случайно увеличил ее бюст в полтора раза, создав знаменитую пару острых конусов. Со временем они стали круглее и убедительней, но оставались огромными, и Лара так и застряла между резиновой куклой для мальчиков и ролевой моделью для девочек. И вот с перезапуском Tomb Raider напряжение наконец - то спало: теперь мы видим более атлетичную Крофт. Но исполнительный продюсер Рон Розенберг испортил апеллирующее к женской части аудитории наследие игры, заметив, что игроки не столько отождествляют себя с Крофт, сколько хотят ее защитить, особенно когда героиню пытаются изнасиловать мародеры. Да, прогресс никогда не бывает прост, но делаем ли мы два шага вперед и шаг назад - или наоборот?