новый ДОН

В 1991 году Distinctive превратилась в ЕА Canada, а сам Мэттрик, до этого принимавший непосредственное участие в разработке игр, превратился в корпоративного менеджера и стал подниматься по карьерной ЕА - лестнице. Именно таким корпоративным менеджером, сухим и рассчетливым, он и пришел в Microsoft. Если Мур действовал старыми, по-хорошему прямолинейными методами (новые студии, новые контакты, перехват эксклюзивов), то при Мэттрике вся внутренняя разработка заметно усохла. Это легко заметить, если проследить за тем, что происходило внутри Microsoft Game Studios последние пять с половиной лет.

НА ГЛУБИНЕ

Основные направления, по которым работал Мэттрик,- Xbox Live, сервисы, Kinect. В Microsoft изначально планировали продвигать Xbox 360 не просто как игровую консоль, а как главную медиа - коробку в американской гостиной. Такой подход сработал: все исследования последних лет указывают на то, что средний американский владелец домашней консоли чаще смотрит на ней кино или слушает музыку, чем играет, и даже Кен Левин как-то признался мне, что купил себе дополнительный Xbox 360 в спальню только для того, чтобы пользоваться Netflix, не вставая с постели.

При Доне Мэттрике фокус окончательно сместился на медиа - возможности приставки, a Kinect стал не только развитием идей Nintendo, но и логичным продолжением концепции «центральной штуки в гостинной». Так что нет ничего странного в том, что первыми под удар попали студии, которые делали игры, не слишком подходящие новому образу Xbox 360. Например, Aces Studio, разработчики Microsoft Flight Simulator и Combat Flight Simulator. Они работали только с PC, но, по слухам, делали и консольный авиасимулятор. Так это или нет - уже неважно: после прихода Мэттрика большую часть сотрудников студии сократили, а в 2009 году ее двери окончательно закрылись. Сама серия Microsoft Flight Simulator с тех пор выродилась лишь в неудачный Р2Р - эксперимент, а бывшие сотрудники Aces переорганизовались в независмую компанию Cascade Game Foundry, которая в марте этого года выпустила Infinite Scuba, симулятор исследования морских глубин. Мы в Infinite Scuba, к сожалению, не играли, но официальный сайт описывает ее как ground - breaking game, так что все в порядке.

TOO RARE ТО DIE

Питер Мур - не единственная потеря Microsoft за 2007 год. Тогда же компанию покинули братья Тим и Крис Стэмперы, основатели легендарной Rare. Сейчас они заняты строительством и недвижимостью, и их уход был лишь итогом тому, что студия уже не первый год теряла старых сотрудников, отвечавших когда-то за Killer Instinct, GoldenEye и Donkey Kong Country (сегодня их, кажется, не осталось вовсе). К моменту отставки Стэмперов Rare успела выпустить в новом поколении Kameo: Elements of Power, Perfect Dark Zero и Viva Pinata. Хороший старт, но дальше компанию переквалифицировали на выпуск исключительно «игр для широкой аудитории»: Viva Pinata: Trouble in Paradise была уже не такой свежей и изобретательной, как оригинал, Banjo - Kazooie: Nuts & Bolts превратилась из хардкорного платформера в красочный конструктор, а с 2008 года Rare разработала только две игры: Kinect Sports и Kinect Sports: Season Two. При этом надо помнить, что Rare - гигантская студия: сейчас про нее обычно говорят, что «от нее ничего не осталось», но речь лишь о костяке команды образца девяностых, вообще же там сейчас параллельно работает три отделения, к которым в 2010 году добавили еще под сотню сотрудников. Зачем нужны такие мощности для разработки довольно простых игр про махание руками и ногами - не очень понятно, но факт остается фактом: сейчас в Rare работают над как минимум еще одной кинетической игрой. При этом Microsoft разрешала компании сотрудничать с Nintendo: в перерывах студия собрала DS - римейк Diddy Kong Racing, a Viva Pinata: Pocket Paradise вообще похожа на сбой в системе: это игра Xbox - серии, разработанная ХЬох - командой, но выпущенная эксклюзивно для Nintendo DS и изданная THQ. Впрочем, Питер Мур, при котором и началась разработка обеих DS - игр, не раз заявлял, что не видит в Wii прямого конкурента, открыто предлагая купить за те деньги, что просят за PS3, и Xbox 360, и консоль Nintendo. При Мэттрике таких страшных штук ни разу не происходило.

Есть серьезные подозрения, что по пути Rare, низведенной до производства Kinect - тренажеров, идет и другая британская студия, Lionhead. В прошлом году она лишилась Питера Молиньё и некоторых других ключевых сотрудников, при этом Питер не только был худруком команды, но и значился креативным директором всего европейского подразделения Microsoft Game Studios. Этим подразделением сейчас, кстати, руководит Фил Харрисон, бывший глава Sony Computer Entertainment, который в середине двухтысячных отвечал за реорганизацию всей first party - разработки компании.

Чем сейчас заняты остатки Lionhead, никто не знает. Вскоре после ухода Молиньё Microsoft объявила о том, что студия займется «разработкой и поддержкой сервисов и приложений», но что именно это за сервисы и приложения и значит ли это, что британцы больше не будут делать полноценных игр, пока неясно. Очевидно лишь то, что за годы работы с Microsoft эти люди превратилась из экспериментаторов и новаторов, какими они были в первой половине двухтысячных, в производителей новых Fable: с 2006 года студия не выпустила ни одной игры без этого слова в названии. Вновь загорелись глаза у Молиньё, кажется, только в период создания Project Milo, странного Kinect - приложения, которое позволяло через экран телевизора дружить с милым мальчиком. Отмена Project Milo расстроила Молиньё, и он не стеснялся открыто об этом говорить - на что Microsoft отвечали в духе «а мы никогда и не объявляли, что это будет полноценный коммерческий релиз, это был лишь внутренний технический эксперимент». Интересно, зачем же «внутренний технический эксперимент» так активно показывали широкой аудитории?

И еще три потери - 2007, блицем. Bungie получила независимость и начала поиски нового партнера; закрылась FASA Studio, один из разработчиков серий MechWarrior и Mechassault; с выходом Project Gotham Racing 4 закончилось эксклюзивное соглашение с Bizarre Creations, которая три года спустя скончалась на руках у Activision.

стратегический запас

В том же 2007 году, после выхода Command & Conquer 3 на Xbox 360, все вновь заговорили о том, что стратегии могут неплохо чувствовать себя на консолях - и для этого, оказывается, совершенно необязательно напрямую переносить на геймпад стандартное управление курсором, как это делали во времена PS one. Ensemble Studios тогда как раз приступила к разработке Halo Wars, только вот после выхода игры в 2009 году студию почему-то распустили.

Странно тут не только то, что Мэттрик в итоге почему-то решил, будто RTS не место на Xbox 360 (хотя продажи у Halo Wars были приличные, 2.3 млн), но и то, что он не позволил выпустить Ensemble что-нибудь в другом жанре: к моменту закрытия у них в разработке было сразу несколько проектов, включая какую-то ММО - игру по Halo под кодовым названием Titan, но ни один из них в итоге не выжил.

Не выжили, впрочем, и стратегии на консолях: Stormrise от The Creative Assembly провалился, цифры у R.U.S.E. тоже были скромные, a Command & Conquer 4 вообще не показался за пределами PC. Помимо Halo Wars, неплохо выступила только Civilization: Revolution, и лично я до сих пор мечтаю о новой «Цивилизации» на приставках.

Последняя фантазия Хироноби Сакагути, похоже, уже устал от видеоигр, но десять лет назад, освободившись от оков Square Enix под жестким правлением Ёити Вады, он был полон творческих сил. Питер Мур посчитал это подарком судьбы: тогда он всерьез рассчитывал ощутимо расширить долю Xbox 360 на японском рынке (которая к сегодняшнему дню, впрочем, осталась на смешном уровне оригинального Xbox: из 75 миллионов проданных по миру Xbox 360 только два процента приходятся на Японию), поэтому тогда Microsoft вложила деньги в создание новой студии Сакагути, Mistwalker Corporation.

Конечно, сразу было ясно, что ни у Blue Dragon, ни у Lost Odyssey (хороших, вообще говоря, игр) нет никаких шансов собрать много денег, но это был правильный имиджевый ход. Оказавшись, впрочем, совершенно бесполезным по той простой причине, что Мэттрик на японский рынок вообще ни разу не взглянул.

А чем занимался после этого Сакагути, вы и так знаете: две портативные версии Blue Dragon, милый ролевой экшен Away: Shuffle Dungeon, The Last Story, несколько мобильных упражнений и творческий отпуск, который вообще может не закончиться. С Microsoft их пути вряд ли когда-нибудь вновь пересекутся.

дон так решил

Не надо, впрочем, думать, что Мэттрик - злодей, который все разрушал и всех разгонял. Под его руководством Microsoft Game Studios пополнилась визионерской командой Twisted Pixel Games, открылись Black Tusk Studios (которые, по заявлениям, делают сопоставимую с Halo фантастическую серию), Xbox Live Productions, Good Science Studio, Kids and Lifestyle Entertainment и еще несколько подразделений. Большинство из них, впрочем, заняты семейными и кинетическими играми, но какая-то база все-таки есть. А главное - есть много подзабытых серий, которыми можно заняться: Age of Empires, Freelancer, Conker. Есть, в конце концов, The Movies, гениальная концепция, которой было тесно в рамках РС - тайкуна: при живом Kinect и в эпоху социальных сетей и цифровых сервисов она может неожиданно выстрелить.

На мой взгляд, главные потери Xbox 360 под руководством Дона Мэттрика - имиджевые. Сегодня это во многом обезличенная консоль, и легче всего это отследить по ЕЗ - конференциям последних пяти лет. Мэттрик в приклеенной улыбкой говорит о продажах (на YouTube, кстати, есть забавное видео Don Mattrick lie's at ЕЗ 2012, где обиженный геймер снимает на камеру главную страничку vgchartz.com и срывает покровы), выступают какие-то левые артисты, но нет никакого прямого контакта с core-аудиторией. Microsoft только в прошлом году потеряла Молиньё как сотрудника и Блежински как партнера, а это были единственные люди, которые умели говорить про Xbox - игры так, чтобы их тут же захотелось купить.

На Xbox 360 много хороших игр, a Halo даже в худшей своей форме - особенный шутер, который в одиночку может влиять на продажи системы. Microsoft в любом случае останутся довольны результатами седьмого поколения, хоть к концу года наверняка и сдвинутся на третье место в общем зачете. Медиакоробка для американской гостиной - хороший результат, но посмотрите, например, на PS Vita: высокотехнологичное и удобное устройство с отличными сервисами оказалось никому не нужным только из-за того, что там мало хороших игр, и конъюнктурные успехи предшественницы тут никак не помогли. Условному Xbox One такие слабые показатели вряд ли грозят, но чтобы, по крайней мере, повторить цифры этого поколения, нужно нечто большее, чем Kinect 2.