March of the Eagles

March of the Eagles - странный проект от начала и до конца. Возьмем, например, конец, то есть дистрибуцию: это эксклюзивный релиз Steam, который даже на Gamersgate, собственном онлайновом магазине Paradox Interactive, можно купить не иначе, как в виде ключика для Steam. Учитывая, что это уже не первый случай в шведской практике, возникает вопрос: а стоило ли вообще городить огород и создавать свой сервис торговли цифровыми копиями (кстати, вполне приличный)?

March of the Eagles 1

Но да бог с ней, с дистрибуцией. Сама концепция March of the Eagles вызывает массу вопросов. Положим, заострить внимание на наполеоновских войнах - желание понятное. Но когда оно трансформируется в прямолинейное копирование Hearts of Iron на XIX век, получается типичное «не то». Слишком много разницы между периодами,и авторы это, к счастью, понимают. Понимают, пытаются сделать все как надо, а получается... Получается странно.

ИСТОРИЯ С ГЕОГРАФИЕЙ

Выбор временного периода March of the Eagles у меня тоже вызывает вопросы. Допустим, та же Hearts of Iron начинается в 1936 году - с одной стороны, уже после победы нацизма в отдельно взятой стране, но с другой - за три года до того, как этот самый нацизм развернулся в полный рост. В March of the Eagles точка старта - 1805 год, то есть начинаем мы с войны Третьей коалиции (хотя на начало игры этой самой коалиции практически нет). Почему? Все, что было до того, как Бонапарт объявил себя императором, не считается? Например, египетский вояж и итальянская кампания? В конце концов, где революционные войны вообще, из которых наполеоновские и выросли? Куда все это запропастилось?

March of the Eagles 2

И ладно бы только исторические решения были странными, но и география тоже какая-то подозрительная. Перед нами - Европа, и только она; собственно, это примерно та же карта, что и в Crusader Kings, даже чуть меньше, но разбитая на более мелкие провинции. И с одной стороны, вроде бы все правильно, а с другой - колониальные разборки выключаются из процесса, особенно обидно за англоамериканскую войну 1812-1814 годов. Формально она к наполеонике отношения не имеет, но если бы не занятость англичан в Европе, американцы вряд ли бы решились напасть на свою бывшую метрополию.

И, наконец, странно видеть инструмент, который шведские разработчики избрали для моделирования наполеоновских войн. Понимаете, все, что делает Paradox Interactive, это стратегия почти в буквальном понимании этого слова: вы задаете общие контуры развития страны. Хотя в шведских играх полно микроменеджмента, на самом деле они вполне абстрактны. И когда дело доходит до войны, то даже самый милитаристский и детальный из их проектов, многажды уже помянутый Hearts of Iron, оперирует дивизиями. Не отдельными танками, и даже не ротами, а дивизиями.

March of the Eagles 3

И в принципе такой подход оправдан. Для Victoria (впрочем, для нее в меньшей степени) и Hearts of Iron - прогрессом и масштабами отображаемых конфликтов. Для Europa Universalis - общей идеей игры продолжительностью в четыреста лет, на фоне которой удача или неудача действий какого-нибудь пехотного полка на левом фланге теряется по закону больших чисел.

Однако в March of the Eagles «парадоксы» обращаются к наполеонике, эпохе хорошо изученной и не слишком протяженной во времени (особенно в предлагаемом нам укороченном варианте). Эпохе, в которой крайне важны были и стратегические решения, и тактические: правильные действия в конкретных битвах определяли успех кампаний и судьбы стран - вспомните Иену и Ауэрштедт! И выясняется, что моделировать эту интереснейшую эпоху мы будем немного модифицированным движком от Europa Universalis. Тут надо сказать, что в «Европе» ужасный боевой движок, который был придуман еще в прошлом тысячелетии и с тех пор кардинально не менялся. Да, в Crusader Kings II на него, наконец, накрутили хотя бы разделение войск по флангам, хотя лично я это больше воспринимаю в качестве атмосферной детали. Основной его проблемой является хроническая многотактовость: битва распадается на множество фаз, которые следуют друг за дружкой и, когда такт равен одному дню (как обычно бывает в играх от Paradox), иногда случались довольно странные битвы по месяцу - полтора, а уж недельная сеча вообще не привлекала внимания. Раньше единственным исключением из этого правила была Hearts of Iron, к которой, во-первых, вообще понятие «битва» не особо применимо, а во-вторых там такт равен часу.

March of the Eagles 4

Судя по всему, эта проблема, наконец, сталаочевидна и разработчикам, и в March of the Eagles день разбили на восемь фрагментов. Поскольку темп войны и мира в то время еще не был столь безумен, как во Вторую мировую, реальной необходимости в этом не было, и единственной целью шведов было заставить битвы заканчиваться в течение дня. Увы и ах, не помогло. Даже не самые крупные столкновения корпусного уровня (тысяч по двадцать - тридцать с каждой стороны) нередко затягиваются на два, а то и три дня. Да, я в курсе, сколько длилась «Битва народов» под Лейпцигом, но в ней участвовали чуть не полмиллиона человек. Аустерлиц, Бородино и Ватерлоо волшебным образом уложились до вечера.

Разумеется, у игрока значительно больше контроля за битвой (точнее, за подготовкой к битве), чем в любой другой игре от Paradox Interactive. Соблюдено имевшее место разнообразие юнитов (хотя, скажем, отчего-то нет осадной артиллерии), и с помощью мыши и такой-то матери можно из этих самых юнитов формировать фланги, как вашей душе угодно, и более того: задать флангам тактику. «Тактика», правда, в данном случае слово слишком громкое: фактически, выбор влияет лишь на набор бонусов для крыла и вероятность случайных событий во время боя. В результате получается нечто очень и очень, давно не произносил этого слова, странное. И этим как-то даже пользоваться не хочется: по старинке действуешь методом численного подавления и больших батальонов. Против AI работает неплохо.

ЦЕЛИ И СРЕДСТВА

March of the Eagles 7

Разумеется, все это богатство европа - универсалисовской системы нужно было направить в сколько-нибудь разумное русло, и «парадоксы», ничтоже сумняшеся, решили последовать примеру одной из наименее удачных своих игр, а именно Sengoku Помимо всего прочего, игра про самураев отличалась наличием финала: в нее можно было выиграть, если станешь сегуном. В March of the Eagles тоже можно успешно за - доминировать весь мир, и ничего в этом априори плохого нет, кабы не странная методика, которая должна подталкивать игрока к этому самому доминированию.

Для каждой из стран придуман набор целей - провинций, которые необходимо контролировать. Часть из них увеличивает уровень сухопутного господства государства, часть - морского. Естественно, что большинство целей расставлено далеко за стартовыми границами страны, и конфликт проявляется незамедлительно (кстати, повод к войне не понадобится, так что все вместе происходящее напоминает Total War чуть ли не больше, чем исходную Europa Universalis). Вопрос в том, какие именно провинции выбраны.

То есть, почему для русских важен Константинополь, я понимаю, и даже Мальту - с трудом, но понимаю. Но почему Стокгольм? Нет, правда, зачем? И это еще цветочки: для достижения морского господства французам назначены в том числе цели в Ирландии. Напомню, что Наполеон предполагал сокрушить могущество Великобритании несколько иным путем: либо просто десантом, либо броском в Индию через Россию, в чем ему даже собирался содействовать Павел Петрович. Правда, второй вариант в March of the Eagles в принципе невозможен: крайняя восточная страна - Персия, и за Каспием земли нет ни для кого.

March of the Eagles 8

Некоторого безумия добавляет и система коалиций, которая привязана к мировым лидерам в сухопутном и морском доминировании. На старте это имеет определенный смысл, так как сталкивает Англию и Францию, но в силу того, что лидеры имеют свойство меняться, общая картина приобретает абсурдистские черты. Ну, это не считая того, что в принципе борьба англичан с Наполеоном была вызвана вовсе не тем, что они - владыки моря, а он стал слишком силен на суше.

Ну и в завершение хочется немного сказать про родину. Точнее, сначала надо сделать отступление, и объяснить, что в отличие от нашего подхода к наполеоновским войнам, в соответствии с которым их пиком явились Бородино и Березина, в мире доминирует англосаксонский. Для которого основными эпизодами в этой эпопее являются перестрелки на Пиренейском полуострове (в которых лично Бонапарт участия принимал немного) и Ватерлоо (ну, величие «кампании 100 дней» не отнимешь, тут спору нет). Ах да, и Абукир с Трафальгаром. Так что любая игра, настольная или компьютерная, по наполеонике, прежде всего сконцентрирована на англичанах и французах, и уж потом на всех остальных.

В March of the Eagles это тоже проявилось в полный рост. Местная замена технологий - национальные идеи. Идеи, кстати, подобраны очень странно. Например, боевые способности пехоты повышает идея залпового огня, и это притом что в тот период и французские, и русские пехотинцы достигали наилучших результатов в штыковом бою, а то, что значение залпа преувеличено, показали еще революционные войны. Ну да это ладно, главное, что идеи есть, и они для всех одинаковые, плюс у восьми «мажоров» имеется набор специфических. Начинают все голые и неподготовленные, одинаковые. Хотя нет, не все. У англичан и французов уже есть по полудюжине технологий. Лидерам противостояния и общественного интереса выдана неслабая такая фора.

March of the Eagles концепт

Так вот, мы же про родину? У родины с технологиями очень все забавно. Вершиной специальной российской ветки национальных идей в March of the Eagles является генерал Мороз. В принципе, зима как национальная русская идея - это звучит столь же красиво, сколь и абсурдно. А так, в остальном, кроме необоснованного технологического отставания и стандартных причин победы России в 1812 году вроде все ничего. Даже Киев не засунули куда-нибудь в Галицию, как в Hearts of Iron III.

Вот вы все это прочитали, и думаете, что игра плоха. И отчасти вы, конечно, правы: March of the Eagles не хватает безудержного драйва ранних Hearts of Iron, глобальности Europa Universalis и живых персонажей из Crusader Kings. Но, тем не менее, доминирование над миром получается довольно-таки захватывающим, несмотря на массу странностей. Не понимаю, почему так, но факт. Хотя и странный. Как, впрочем, и почти все в этой игре.